Сходил за семечками
Фото: Елена Тарубарова

Фото: Елена Тарубарова

Корреспондент «Русской Планеты» поговорила с семнадцатилетними парнями, спасшими из огня пожилую женщину

Пожар в жилом доме станции Налейка Кузоватовского района Ульяновской области полыхнул 29 июля. Столб дыма над крышами домов Александр Демидов увидел еще с железнодорожных путей. Было около десяти часов вечера, когда молодой человек решил сходить за семечками. Ближайший магазин находится в противоположной дому Александра части поселка: чтобы добраться до него, нужно перейти насыпь железной дороги. Поселок «Станция Налейка» строился вокруг нее, поэтому переходить через пути налейкинцам приходится по несколько раз в день.

– Я сразу понял, что пожар, — рассказывает Александр. — Черный дым, сразу ясно, что горит. А потом и столп искр увидел, и зарево.

Александр сразу побежал в направлении пожара. По дороге, у колодца, встретил еще нескольких ребят.

– Они спиной к пожару сидели, не видели его, — говорит Александр. — Я им крикнул «Бежим, пожар!» Они сначала не поверили: у нас тут могут так пошутить, про пожар или про то, что кузоватовские (молодежь из р. п. Кузоватово — районного центра, приезжая в Налейку, любит задирать местных — Примеч. авт.) понаехали. А потом сообразили, что я серьезно, и кинулись за мной.

Друг Демидова Александр Чертыковцев сразу начал набирать «112».

– Пока бежал, разговаривал с пожарными, потом, когда дверь ломали — я с ними разговаривал, потом, когда уже пожар тушили — я все еще с ними разговаривал, — говорит Чертыковцев. — Они задавали очень много вопросов, мямлили как-то.

Подбежав к месту пожара, ребята совместными усилиями распахнули закрытую калитку. Сам дом еще не горел. Горели надворные постройки, вплотную к нему примыкающие — баня, сарай с дровами. Было понятно, что в доме люди — в окнах горел свет. Чертыковцев все еще говорил по телефону, Демидов же сразу бросился в дом.

– Я вбежал на крыльцо, проскочил сени, и, сам не понимаю как, высадил дверь, — говорит Демидов. — Я, вообще-то, не атлетического телосложения, а она просто слетела с петель.

В сенях и в доме было сильное задымление.

– Мне дым этот угарный колени закрывал, — говорит Демидов. — Я, как нас учили в школе, натянул футболку на лицо, пригнулся, и начал искать хозяйку. Бабушка как будто в шоке была, с реакцией замедленной. Я подполз к ней, пытался ее нагибать, чтобы она дышала там, где воздуха побольше, торопить, чтобы скорее выйти, а она все собирала документы, вещи, хотя они у нее, в общем, все приготовлены в сумках были.

Приток кислорода из открытой двери спровоцировал рост пожара. Занялась крыша дома.

Выведенная наружу хозяйка, заикавшаяся от волнения так, что не могла выговорить свою фамилию, которую спрашивали по телефону пожарные, не забыла взять ключи от колодца. Колодец на участке не действующий, без механизма для подъема воды, поэтому черпать из него пришлось ведром на тут же найденной проволоке. К пожару подтягивались люди.

– Мы вдвоем тушили, старший, Селиверстов, один, еще молодежь, — рассказывает  Чертыковцев. — Прямо на крышу залезали и воду лили. Но это все бесполезно было: выливаешь ведро, там несколько секунд огня нет, и снова горит.

Через 20 минут приехали пожарные. Они взяли воду уже из пожарного гидранта. Через некоторое время огонь двинулся в сторону газовой трубы. Чертыковцев, первым заметивший это, скомандовал отходить. Были ли взрывы газа — никто не понял, хотя, по слухам, в доме и газовый баллон был. Рвануло сильно разок. А газ перекрыли — пожарные потушили первой именно ту часть дома, где труба проходила.

Хозяйка-погорелица собиралась переезжать и продавать дом. По ее словам, никакого замыкания у нее быть не могло, а вот поджечь дом могли.

– Улица Бассейная вообще какая-то несчастливая. Четыре дома, рядом стоящие, сгорели, — говорит Чертыковцев. — Про два точно известно, что по вине человека: то ли от поджога, то ли от непотушенного окурка. Один из домов заброшенный был, там ребята тусовались. Так что версия про сигарету — вполне вероятная.

У молодежи Налейки не так много излюбленных мест для сборов: стол с лавочками в лесопосадке вдоль железной дороги, берега поселковых прудов, колодец, где сидела компания в день пожара, и несколько заброшенных садов. С недавних пор к местам отдыха добавились окрестности строящейся церкви.

– Там, правда, и кроме нас много кто собирается, — говорит Демидов. — Посидят, нагадят, разбросают тут все. А мы убираем: что сожжем, что выбросим. Пока все никак поймать не получается, кто здесь все портит. Лавки для сидения в посадке как-то подожгли. Я, чтоб эти лавки сделать, школу прогулял, консервной банкой корни рубил, чтобы пеньки в землю врыть, а они сожгли.

Сами ребята, если жгут на посиделках костер, приносят к нему ведро с водой — на всякий случай, потушить.

– Мы ведь большие костры не разводим, так, чтобы свет немного был, — говорит Чертыковцев. — В темноте-то особо не посидишь.

В самом поселке практически нигде нет света — только около домов, в которых сами лампы вешают. Развлечения себе тоже каждый находит самостоятельно. В основном, люди общаются если не на улице, то в кругу семьи — благо семьи в Налейке большие: у Чертыковцевых, к примеру, в поселке четыре поколения живут своими домами. Налейка — поселок железнодорожников. И Демидов, и Чертыковцев из таких семей. Первый — студент Ульяновского техникума железнодорожного транспорта.

– Я тоже мечтал стать машинистом, — говорит Чертыковцев. — Как отец. Но у меня с глазами проблема, по здоровью не прохожу.

Чертыковцев — уже практически студент Ульяновского педагогического университета. Подал документы сразу на две специальности: программиста и учителя-математика.

– На программиста, по конкурсу, я на сто каком-то месте, — говорит Чертыковцев. — Если поступлю, буду учиться там. На учителя же я по целевому набору гарантированно пройду: у нас здесь в школе учителей не хватает, практически все еще у наших родителей преподавали, директор сама еще учится.

Где будут работать после окончания учебы, парни пока не знают.

– Нам бы, конечно, не хотелось отпускать мальчишек, — признается глава Лесоматюнинского сельского поселения Елена Пономарева. — Жаль будет, если уедут. Особенно Чертыковцева. Он ведь у нас главный специалист по компьютерам. Как у кого что не ладится — к нему бегут.

– На кого, Санек, село оставляешь, — посмеивается над другом Демидов.

Оценить свой поступок молодые люди затрудняются.

– В Налейке на пожар все село собирается — не потушить, так посоветовать, — говорят парни. — Мы уж тоже не первый раз в этом участвуем. Но так, чтобы спасать кого-то — это, конечно, в новинку.

– У меня сестра старшая спросила, зачем я в огонь полез, — говорит Демидов. — А я и что ответить, не знаю. Как зачем? Спас человека, значит, наверное, правильно сделал.

«Нельзя забыть то, что заложено в генах» Далее в рубрике «Нельзя забыть то, что заложено в генах»Массовое крещение в Ульяновске собрало более тысячи верующих Читайте в рубрике «Титульная страница» 26 вопросов по делу НемцоваПочему самое резонансное убийство последних лет сложно назвать раскрытым 26 вопросов по делу Немцова

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»