Косточки из горла, бабочки из ушей
Фото: Елена Сорокина

Фото: Елена Сорокина

«Русская планета» пообщалась с супружеской парой «земских докторов» о тонкостях сельской медицины

– По программе «Земский доктор» только в прошлом году к нам приехали шестеро врачей — невролог, эндокринолог, педиатр, терапевт, и вот семья: она — ЛОР, он — травматолог, — рассказывает «Русской планете» главный врач Майнской центральной районной больницы Ульяновской области Ирина Крупнова. — В этом году еще двоих ждем. Для нас это не просто возможность обеспечить сельскую больницу кадрами, а сделать медицинскую помощь доступнее.

«Старшее поколение терпит до последнего»

Оценить, насколько помощь сельчанам стала доступнее, можно прямо у кабинета молодого лора — к 25-летней Лилии Кирилловской в этот день записались свыше 50 человек. Большая часть из них — 35 — пришли на медосмотр: перед 1 сентября проверить ухо-горло-нос спешат как взрослые, преимущественно учителя, так и дети. Благодаря современному оборудованию сейчас за один день доктор принимает в разы больше. Это при том, что в Майне несколько месяцев вообще не было лора. Местные были вынуждены ездить в соседние районы или город.

В Майну Лилия вместе с мужем — травматологом Дмитрием Кирилловским — приехала в 2013 году из Самары, где оба выпустились из медицинского университета. Молодой лор не скрывает, сомнения на счет того стоит ли менять работу в крупном мегаполисе на село были. Но, во-первых, обучение проходило по целевому набору, а значит, все равно предстояло возвращение на малую родину. Во-вторых, в Ульяновской области заработала программа «Земский доктор», по которой тем врачам, которые отважатся отправиться в сельскую местность, обещали по миллиону рублей. А это, в свою очередь — возможность приобрести собственное жилье. И, наконец, в-третьих, Лилия сама родом из деревни, понимала: сельским жителям ее помощь нужна.

– Наш кабинет очень востребован. В каких-то случаях, конечно, могут заменить другие специалисты, но заглянуть в нос или вытащить что-то, к примеру, терапевт уже не сможет, — рассказывает «земский доктор» Лилия Кирилловская. — Тем более, до моего приезда лора в больнице не было: в первое время очень много народа шло, да и сейчас в моих услугах большая потребность. В среднем в день через нас проходит около 30 человек.

– Как же вы их всех успеваете осмотреть, если, как сегодня, приходит под 50 человек?

– Вообще на одного пациента по нормативам нам отводится порядка 15 минут, но на медосмотре столько обычно не требуется: если жалоб нет, я осматриваю и отпускаю. Помогает еще и то, что в наш кабинет установили компьютер: есть шаблоны, в которые я быстро вношу информацию, распечатываю и вклеиваю в карточку. Это экономит время. Бывают, конечно, случаи, когда 15 минут катастрофически не хватает. Например, вчера я задержалась на работе. Пришел пожилой пациент с паратонзиллярным абсцессом — это острое воспаление с большим количеством гноя. Пришлось вскрывать, несколько раз разводить края, промывать — в общей сложности около 40 минут ушло! А все потому, что было уже запущенное состояние: мужчина лечился дома, но ему ничего не помогло. Мы его тут же госпитализировали.

– И как часто приходят те, кто не обращается своевременно к врачу?

– С запущенными случаями к нам чаще всего приезжают из отдаленных сел или в пору посева, сбора урожая. Старшее поколение действует по принципу: «Пока не болит — в больницу не пойду». У молодежи подход другой: она пристальнее следит за здоровьем, прислушивается; те, кто состоят на диспансерном учете, стараются приходить вовремя на осмотр.

– С какими жалобами приходят чаще всего? Какие заболевания наиболее распространены у сельских жителей?

– Лето было не особенно теплым, поэтому чаще всего встречались отиты. В «топе» у нас насморк, гайморит, со стороны горла много хронических фарингитов, особенно у курящих мужчин. Приходится и инородные тела доставать из ушей, носа и горла. Дети обычно засовывают бусинки, монетки. Осенью у нас в Майнском районе созревают дикие белые ягодки, вот их частенько достаем из ушей. Бывает, находим что-то у пациента случайно. Например, как-то привели на диспансеризацию ребенка, я смотрю — у него в носу инородное тело (бусинка или деталь от игрушки). Спрашиваю мамочку: почему не обратили внимания, ведь у ребенка из-за этого насморк был только с одной стороны, при этом другая половина носа абсолютно чистая? Отвечает: «У детей же такое бывает». Не заостряют они на этом внимание. У пожилых людей косточки из горла достаем, у мотоциклистов — жуков и бабочек из ушей.

– Насколько послушные пациенты — соблюдают предписания?

– Я стараюсь, чтобы выписанные лекарства были не такими дорогими, именно потому, что сельская местность. Чтобы проконтролировать, назначаю обязательно повторную явку, говорю: даже если вас ничего не беспокоит, нужно обязательно прийти. Приходят! Конечно, рекомендую и народные средства, те, эффективность которых доказана. Сельские пациенты обычно радостно к ним относятся, используют активно.

– А оборудования хватает?

– Во время учебы в Самарском медицинском университете я работала в ЛОР–отделении, поэтому есть с чем сравнивать. Так вот: наша районная больница оснащена достаточно хорошо. Как только я приехала, нам сразу оснастили кабинет компьютером, заказали камертоны, сухожаровой шкаф. Все, что я прошу, предоставляют. Конечно, бывают случаи, когда мне приходится созваниваться со старшими коллегами, советоваться и даже отправлять к ним, например, людей с нарушениями слуха — у нас нет сурдолога и аудиометра. Но скоро и это оборудование привезут, а значит, больных не придется отправлять в город. А другое оснащение и не нужно, ведь сложные операции мы не планируем. Пока.

«Каждый случай — индивидуален!»

Муж Лилии Дмитрий Кирилловский работает также в Майнской районной больнице травматологом-ортопедом. В его кабинет очередь не меньше: в среднем в день приходит до 25 человек, в особо «урожайные» на травмы дни — до 35.

– Знаете, в чем преимущество работы в сельской местности? В городских больницах все места практически заняты взрослыми и опытными врачами, молодым не дают интересные случаи. А здесь есть, где развернуться!

– И неужели нет никаких сложностей в сельской жизни и работе, которые бы отталкивали?

– Да особых сложностей нет. Во время учебы мы жили в общежитии, поэтому ко всему привычные. Тем более, есть своя машина: стараемся по возможности ездить в город. В свободное от дежурств и работы время (улыбается).

– А оно бывает — свободное время?

– Бывает... Вообще каждый день у меня прием с 9:00 до 17:00. Плюс с утра обход больных в стационаре. А вечером после рабочего дня и дежурство может выпасть. График напряженный, конечно, зато фронт работ большой и интересный. Вообще, здесь каждый день — одно и то же, но каждый случай индивидуален, каждый пациент для нас — особенный!

– Много людей обращается к травматологу?

– У травматолога поток часто зависит от погоды: летом в основном дети и травмы техникой, например, бензопилой; зимой, как начинается обледенение, с переломами, растяжениями и ушибами к нам попадает и стар, и млад. А вообще причины, по которым попадают к травматологу, на селе такие же, что и в городе. Чем мы отличаемся? Бабушки с деформирующимися артрозами, молодые с переломами, ушибами, ранами, многие с последствиями повреждений приходят — никаких отличий!

– И часто приходят уже с последствиями повреждений?

– Здесь, в деревне, стараются лечиться дома. К врачу — в последнюю очередь, когда уже становится ясно: самому себя не вылечить! Мы стараемся, конечно, объяснить каждому, что нужно обращаться своевременно в больницу, вроде бы понимают, но, как только им становится легче, уходят и пропадают.

– Пострадавшие в ДТП также поступают к вам, правильно? Что можете сказать об авариях — участились, сократились, каких случаев больше?

– К нам поступают пострадавшие только в тех ДТП, что произошли очень близко к больнице. Для всех остальных случаев сейчас есть региональный травмцентр. Основной поток отправляют туда. Плюс, конечно, людей в тяжелом состоянии мы тоже госпитализируем в город. Вот, например, на этой неделе была авария, человек с ушибом головного мозга, в коме — отправили в Ульяновск.

По данным Минздравсоцразвития Ульяновской области, до конца 2014 года в районы Ульяновской области должно быть трудоустроено 56 медиков. На сегодняшний день уже 13 врачам готовы выплатить материальную поддержку в размере 1 млн. рублей по программе «Земский доктор».

По поручению губернатора Ульяновской области Сергея Морозова разработан стандарт социальной поддержки медицинских работников государственных учреждений здравоохранения. Это предоставление единовременных компенсационных выплат в рамках программы «Земский доктор», ежемесячное денежное поощрение в размере 1 тыс. рублей. Также за работу на селе выплачивается компенсация: за первый год 20 тыс. рублей, за второй — 40 тыс., за третий — 60 тыс. Также предусмотрены единовременные социальные выплаты на покупку жилья, приобретаемого в ипотеку, в размере 50% от суммы первоначального взноса, но не более 150 тыс. рублей.

«Отправили в мешке из-под картошки» Далее в рубрике «Отправили в мешке из-под картошки»Жители охваченных войной регионов Украины пытаются выбраться любыми способами — в том числе в Ульяновскую область Читайте в рубрике «Титульная страница» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»