Юля справится
Фото: Елена Огнева

Фото: Елена Огнева

Как центр при музее И.А. Гончарова учит особых детей и людей вокруг уважать друг друга

Раз в неделю в Историко-мемориальный центр-музей И.А. Гончарова в Ульяновске приходят дети. Светлана Смирнова, заведующая детским центром, учит их внятно проговаривать слова, общаться, петь, читать стихи, разыгрывать небольшие сценки. Для большинства это довольно непросто: все дети являются инвалидами первой или второй групп с нарушениями нервной системы. Корреспондент РП побывала на одном из занятий.

Зрители аплодируют

Небольшая группа собирается в торжественном зале. Светлые стены, лепные потолки, люстры с подвесками. Вообще в группу входит восемь детей, но сегодня на занятии только трое. На сцене Юля читает стихотворение Есенина. Вернее, читает мама, а Юля старательно выговаривает отдельные слоги и целые слова. Видно, что девочка тратит много усилий, но слова даются ей нелегко.

– На пушистых ветках снежною каймой, — читает мама, подглядывая в текст, — распустились кисти белой…

– …бахромой, — произносит Юля.

Игорь нетерпеливо ерзает на стуле:

– Давайте лучше я почитаю! — не выдерживает он.

– Подожди, придет и твоя очередь, — останавливает его педагог. — Юля справится.

Юля справляется, и зрительный зал дружно аплодирует. Теперь наступает очередь Игоря.

– Игорь Александрович, вы за кафедрой будете вещать? — интересуется Светлана Смирнова.

– Могу и за кафедрой! — уже на ходу охотно откликается Игорь и выбегает за кафедру.

– До свиданья, друг мой, до свиданья, — с выражением и без единой запинки декламирует он, подкрепляя свою речь выразительными жестами. Конечно же, чтеца ждут аплодисменты. Виталик опускает голову.

– Ну, давай, Виталя, твой выход! — подбадривает его педагог. Мама быстро отыскивает нужную песню в телефоне. Говорить Виталик пока не может, зато лихо отплясывает на сцене, приложив к уху смартфон. Зрители аплодируют.

Фото: Елена Огнева

Группа перемещается в небольшую уютную комнату. Это и есть детский центр. Те же светлые стены, лепные потолки. Ребята снимают с полки … сделанную из бумаги русскую печку. Виталик прячется внутри. Теперь «печка» может ходить, кланяться и смотреть на мир наивными детскими глазами. Выполнив несколько несложных маневров по комнате, она занимает место на полке.

В это время Юля аккуратно складывает в деревянную плошку бирюльки — изящные мелкие предметы различной формы. Это способствует развитию мелкой моторики, стимулирует речь. А мальчики облачаются в костюмы. Виталик становится японским уполномоченным, Игорь перевоплощается в адмирала Путятина. Для Юли находят замечательную юбку и кокошник. Дети преображаются. Мамы не могут удержаться, быстро достают телефоны, начинается импровизированная фотосессия.

Все происходит весело, непринужденно. Заставить этих детей делать то, что они не хотят, невозможно. Как только им становится скучно, они уходят, и никакими уговорами их не вернешь. Но вот фотосессия закончена, японский уполномоченный Виталик с поклоном вручает адмиралу Путятину шкатулку на подносе. Подход, поклон, отход нужно отрепетировать несколько раз.

Игорь снова переодевается. Теперь он Марк Волохов, герой романа «Обрыв». Светлана читает текст за Веру. Марк Волохов украл яблоки из Вериного сада, но признать себя виновным не желает и пытается угостить Веру яблоками, украденными в ее же собственном саду. Игорь ни разу не сбивается в тексте. Его мама в это время мастерит листочки для дерева, с которого «украдены» яблоки. Само дерево, боковую ветку огромной груши, Светлана Львовна спилила в своем саду и принесла в музей через весь город. Чего не сделаешь для любимых воспитанников.

Юля выходит в коридор и зовет маму домой. «А помните, какой у нас был бал, и мы все танцевали!» — вспоминает Светлана Смирнова, подхватывает Виталика и кружит его. Остальные тут же включаются. Светлана напевает мелодию вальса, Юля возвращается и танцует с мамой. Игорь приглашает свою маму. Надежда откладывает рукоделие. Импровизированный бал длится всего несколько минут, все прощаются.

Фото: Елена Огнева

«В их мире все равны»

– Детский центр при музее Гончарова существует с момента реконструкции музея. Таково требование музейного дела, — рассказывает РП Светлана Смирнова. — Поначалу я думала, что мы просто будем привлекать школьников по абонементам на экскурсии, но как-то не получилось. Тогда директор реабилитационного центра «Подсолнух» Татьяна Лучникова предложила делать общие проекты. У нее были группы детей, которые уже прошли все этапы реабилитации. Дети очень тяжелые, инвалиды первой и второй групп. Их пора было выпускать в общественные места, применять на практике то, чему их научили в реабилитационном центре.

Мы решили сделать театрализованную экскурсию по музею. У меня родилась идея: я буду вести экскурсию, а наши детки — разыгрывать сценки по ходу ее. Если ребенок не может говорить, говорят родители, а ребенок выполняет практическое действие. Например мама говорит дочке: «Ой, барышня, гости пришли, надо сделать поклон!» Девочка встает и кланяется гостям. Или: «Барин, чего изволите — в ложки или в бирюльки играть? Поиграйте в бирюльки», — и мальчик с синдромом Дауна играет в бирюльки.

С такими детьми очень сложно. Они должны привыкнуть к обстановке, к среде, к людям. Весь прошлый год мы разучивали одну-единственную экскурсию. Теперь перешли к произведениям. Я выбрала места из «Обрыва» и из «Обломова». Настала необходимость подготовить костюмы. Провели мастер-классы. Дети пытались красить, приклеивать, родители изготавливали шкатулочки, реквизиты, всякую всячину. А когда в музее открылась выставка Лермонтова, мы решили читать стихи Лермонтова и читали полтора месяца: приходили в торжественный зал, и каждый что-то читал. Для этого надо было дома разучить с родителями хотя бы по одной строчке из стихотворения. Главное, у них был стимул это выучить, чтобы здесь встать и что-то сказать. Постепенно дети начали членораздельно повторять слова, говорить небольшие предложения.

Фото: Елена Огнева

Мы занимаемся уже почти два года. Я вижу результат. Даже наши смотрители поначалу относились к детям с опаской, стеснялись их или провожали со слезой: «Ах, несчастненькие!» А потом начали замечать, что они стали лучше ходить, говорить, подросли. Происходит социализация: дети учатся навыкам общения с окружающим миром, а мир потихонечку начинает толерантно относиться к необычным людям. И самое главное — среда музея, очень парадная, торжественная, сама настраивает детей на соответствующий лад: здесь нельзя бегать, кричать. Придя на концерт, они понимают, что нужно сидеть и слушать, неприлично вскакивать, кричать, перебивать. Это опыт. А вообще они очень светлые, приятные в общении люди. При этом они не чувствуют себя «особенными». В их мире все равны. Я спросила одного мальчика после съемки: «Ты камеры не стеснялся?» — «Нет, я и своих талантов не стесняюсь», — ответил он.

Идея оказалась интересной и для обычных детей. Некоторые учителя городских школ берут сценарий экскурсии и разыгрывают ее со своими учениками. 

«Старый шпон уже не найдешь» Далее в рубрике «Старый шпон уже не найдешь»Люди редких профессий рассказали РП о секретах своего ремесла Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»