«У пожилых потенциал здоровья выше, чем у молодых»
Эльмира Каримова с ветеранами и сотрудниками Областного госпиталя ветеранов войн. Фото: предоставлено Ульяновским областным клиническим госпиталем ветеранов войн

Эльмира Каримова с ветеранами и сотрудниками Областного госпиталя ветеранов войн. Фото: предоставлено Ульяновским областным клиническим госпиталем ветеранов войн

Главный гериатр Ульяновской области Эльмира Каримова — о том, почему в областном госпитале ветеранов войн не бывает пустых коек, и чего не хватает нынешним пенсионерам

В Ульяновском областном клиническом госпитале ветеранов войн Эльмира Каримова трудится уже свыше четверти века, 8 лет из них — на должности руководителя, а буквально на днях по решению губернатора ее назначили главным гериатром региона. Теперь в ее обязанности входит забота не только о ветеранах войны, вдовах, тружениках тыла и детях войны, но и обо всех пожилых жителях Ульяновской области. В интервью РП она рассказала о новом медцентре для пенсионеров и попадают в него бабушки и дедушки.

– Эльмира Абдулловна, насколько было неожиданным предложение стать внештатным главным гериатром региона?

– Не скажу, что новая должность стала неожиданной — проблемой пожилых я вместе со своими коллегами в госпитале занимаюсь давно, это, можно сказать, официальное подтверждение нашей работы. Знаете, раньше, в 90-х, к примеру, гериатрией (профилактика и лечение болезней старческого возраста. — Примеч. авт.) занимались активно, а вот с начала 2000-х практически по всей России проблемы пожилых ушли на второй план: в Министерстве здравоохранения РФ прошла реорганизация, должность главного геронтолога страны просто упразднили. Наше лечебное учреждение занималось этим направлением в виду специфики пациентов — это ветераны Великой Отечественной войны, в первую очередь.

– То есть какая-то работа велась и ведется сейчас?

– Да, конечно. Например, методическая: наша задача — обучение специалистов на местах — в районных больницах и поликлиниках — обращению и лечению людей пожилого возраста. Поэтому совместно с кафедрой Ульяновского госуниверситета мы проводим дни гериатра, где наши доктора и сотрудники вуза выступают с лекциями по актуальным вопросам гериатрии. На новой должности я перед собой также ставлю основной задачей проведение обучающего цикла занятий для работников медицинских учреждений региона. Ведь проблема состоит еще в чем? В том, что сегодня мы имеем только одного сертифицированного по гериатрии специалиста. Поэтому Министерство здравоохранения Ульяновской области и госпиталь ведут переговоры с двумя вузами страны о проведении обучения. Мы планируем обучить не только специалистов госпиталя, но и врачей из поликлиник города и районов области.

– Кроме методической работы есть что-то в планах?

– Из методической работы плавно вытекает другой пункт нашей деятельности — создание кабинетов гериатров при каждой поликлинике. У пожилых пациентов должен быть свой доктор, который будет осматривать, назначать обследование и необходимое лечение с учетом возрастных особенностей, больше времени уделять общению и разъяснению возникающих вопросов.  Причем такие кабинеты должны быть не только в городских учреждениях здравоохранения, но и на селе. Еще в ближайших планах — открытие медико-социального центра. Он появится в Ульяновске, уже выделено помещение на улице Кирова (Железнодорожный район города, приближен к центру. — Примеч. РП). В основе работы центра будет взаимодействие медицинских работников и службы социальной защиты населения. Здесь разместится дневной стационар нашего госпиталя на 80 коек и отделение центра социального обслуживания населения «Исток». Во время пребывания в центре пациенты будут получать не только медикаментозное лечение. Будет функционировать физиотерапевтический кабинет, кабинеты массажа, лечебной физкультуры, ароматерапии, «соляная пещера». Предполагается, что наравне с комплексной медицинской помощью для пациентов будет организован и досуг, включающий работу различных клубов по интересам — фотокружок, компьютерный класс, читальный зал, музыкальные и интеллектуальные объединения, дизайн-студия, клубы общения, студия для садоводов. С пенсионерами будет работать не один социальный работник, а целый штат! У пожилых появится уникальная возможность в одном месте и здоровье поправить, и интересно провести время, например, научиться рукоделию или продемонстрировать свои кулинарные способности. Мы ведь должны не только продлевать долголетие, но и стараться улучшить качество жизни, чтобы долголетие было активным, чтобы пожилые люди не замыкались в стенах только своей квартиры, но и имели возможность реализовать творческий потенциал, духовно обогатиться, пообщаться с интересными людьми и, в итоге радоваться жизни, каждому ее дню. Ведь знаете, что интересно, те пациенты, что обращаются к нам в госпиталь и наши филиалы, имеют больше социальные, чем медицинские проблемы. Последние составляют всего лишь около 30 %. А основная проблема — это одиночество и недостаток общения. Надеюсь, новый центр сможет хотя бы частично решить этот вопрос.

– А есть ли кадры для осуществления всех планов? Кто будет работать в кабинетах, новом центре?

– Для медико-социального центра кадры есть: медицинские работники — из наших дневных стационаров, а социальная служба обеспечит работу своих специалистов. А вот для кабинетов при поликлиниках гериатров нужно готовить. Для этого и будет проходить обучение.

Первый гериатр Ульяновской области Эльмира Каримова на своем рабочем месте в Областном госпитале ветеранов войн. Фото: предоставлено Ульяновским областным клиническим госпиталем ветеранов войн

Первый гериатр Ульяновской области Эльмира Каримова на своем рабочем месте в Областном госпитале ветеранов войн. Фото: предоставлено Ульяновским областным клиническим госпиталем ветеранов войн

– Несмотря на то, что, по вашим словам, гериатрическое направление за последние лет 15-20 практически исчезло, оно представлено какими-то учреждениями сегодня в нашей области?

– Есть несколько геронтологических центров в городе Ульяновске и области, например, в Заволжском районе Ульяновска, где одинокие люди, и не только пенсионеры, живут постоянно. Там оказывается в первую очередь социальная помощь. Есть наш госпиталь ветеранов войн, где на первом месте стоит все-таки медицинская составляющая. Мы, кстати, одними из первых в России, в сложные 90-е годы открыли два гериатрических центра с круглосуточным пребыванием в селе Лесное Матюнино Кузоватовского района и в селе Озерки Чердаклинского района и три дневных стационара в областном центре. Если в самом госпитале могут получить обслуживание только льготные категории граждан, то есть ветераны всех войн, их вдовы, труженики тыла или дети войны, то в этих центрах помощь оказывается всему пожилому населению, без учета принадлежности к льготным категориям граждан.

– За время вашей работы с ветеранами и пожилыми людьми как изменилась система оказания помощи этой категории граждан?

– Сама система мало чем изменилась — расширился и постоянно обновляется перечень методов лечения. Наша основная задача сегодня — уменьшить медикаментозную нагрузку. Помогают нам в этом физиотерапевтические методы, озонотерапия, ароматерапия, гирудотерапия, ЛФК, массаж, гравитационная хирургия. Правда, здесь кроется одна небольшая трудность — многие из этих методов лечения не входят в Территориальную программу государственных гарантий медицинской помощи, поэтому они должны быть платными. Но мы не можем, например, с участника Великой Отечественной войны попросить за такое лечение денег! Мы ведь для того и создавались, чтобы на безвозмездной основе помогать! Поэтому лечим за счет собственных средств.

– А откуда берутся эти собственные средства? Из платных услуг другим категориям населения?

– В том числе, хотя в большом объеме платные услуги оказать мы не можем — у нас практически никогда нет свободных коек. Это связано с тем, что список тех, кто может попасть в госпиталь, значительно увеличился. Например, раньше к нам не были прикреплены труженики тыла, а сегодня мы их обслуживаем, а их около 20 тыс. человек в регионе. Или дети войны. Их около 100 тыс. человек. И они тоже теперь наши пациенты. В общей сложности у нас сегодня 420 коек: 160 — дневного пребывания, 260 — круглосуточный стационар. Они не сокращаются, но, увы, и не увеличиваются. Планируется, что с 2016 года мы будем дополнительно получать по 50 млн. рублей. Это позволит нам и покрыть затраты на немедикаментозное лечение, увеличить зарплату сотрудникам, компенсировать дополнительное питание пациентам и немного обновить материально-техническую базу. Кроме того, в этом году благодаря правительству области и местным депутатам мы получили дополнительно 24 млн. рублей. На что ушли? На приобретение физиотерапевтического оборудования, которое было изношено уже почти на 90 %, на новую мебель, например, кровати, на мягкий инвентарь — подушки, матрасы, постельное белье. Около 8 млн. рублей потратили на ремонт помещения под медико-социальный центр на ул. Кирова.

– Вы делаете акцент на немедикаментозном лечении, а сами пожилые люди что больше предпочитают — классическое лечение или нетрадиционные методы?

– Большинство, конечно, приходят с такой установкой: вот как меня лечили лет 10 назад, так лечите и сейчас. На новшества идут с трудом — приходится уговаривать, упрашивать, рассказывать о тех способах, которые доступны сейчас.

Эльмира Каримова проводит обход по палатам госпиталя и общается с пациентами. Фото: предоставлено Ульяновским областным клиническим госпиталем ветеранов войн

Эльмира Каримова проводит обход по палатам госпиталя и общается с пациентами. Фото: предоставлено Ульяновским областным клиническим госпиталем ветеранов войн

– Как оцениваете в целом здоровье пожилых жителей Ульяновской области?

– Удивительно, но потенциал у них выше, чем у молодых. Наша основная аудитория — участники войн, инвалиды — обследуются регулярно: их ежегодно осматривают врачи разных специальностей, проводятся лабораторные и инструментальные обследования. К жителям сельских районов в отдаленные села, выезжает специальная врачебная бригада. Такие мобильные врачебные бригады работают при всех медучреждениях. Так что у этой категории лиц проблем не много. А вот с «нельготными пенсионерами» другая картина. Например, те же дети войны, которые за нами закреплены недавно, нередко поступают к нам по «скорой» в тяжелом состоянии — из приемного отделения тут же переводятся в реанимацию! Вот эти пожилые пациенты запущенные, потому что вовремя не обращаются, потому что многие одинокие.

– Какие заболевания встречаются чаще всего у ваших пациентов?

– На первом месте — заболевания сердца, сосудов головного мозга, гипертоническая болезнь, болезни сосудов нижних конечностей. На втором — болезни костно-мышечной системы, заболевания суставов и позвоночник. Часто встречаются и нарушения обмена веществ, сахарный диабет, болезни органов желудочно-кишечного тракта. С возрастом растет и число онкологических заболеваний.

– Чего не хватает старикам, кроме общения?

– Это все-таки главное, чего им не хватает. И внимания. Даже тем, кто живет с семьями. Все равно есть дефицит общения: либо дети приходят домой поздно, либо они очень заняты на работе, либо дети сами уже немолоды. Вот, знаете, одинокий пенсионер уже смирился с этим, а те, у кого есть родственники, жалуются, что те с ними не контактируют. С такими пациентами мы решаем не только медицинские проблемы — подключаем психологов. Если чувствуем накал в семье, то общаемся и с родственниками.

– Бывает, что привозят в госпиталь не столько полечиться, сколько чтобы избавиться от обузы на какое-то время?

– Всякое бывает. Большой поток пациентов у нас в предпраздничные дни. Чаще всего привозят маломобильных, тех, кто не можем за собой самостоятельно ухаживать. Причем чисто по-человечески родственников можно понять, да и ситуации бывают разные. Например, у ветерана один сын или дочь, и именно он ухаживает за стариком. И вот ему нужно в командировку или в отпуск. Тогда привозят к нам. А уж найти медицинские предпосылки для помещения пожилого человека в госпиталь проще простого. Когда я работала неврологом, то думала о том, что не помешала бы региону социальная гостиница для пенсионеров. Ведь с переходом на страховую медицину у нас среднее пребывание в стационаре ограничено — 12-14 дней вместо 28, как было раньше. Старики привыкли к нам приезжать, как в санаторий, с чемоданами! А сейчас они обращаются с жалобами, что мало времени для полноценного лечения. И действительно, им 14 дней не хватает для того, чтобы поправить здоровье. Поэтому мы ждем от Министерства здравоохранения России специальных стандартов и порядка оказания медицинской помощи по гериатрии, которые будут учитывать специфику состояния здоровья пожилых.

– А что за гостиница для пожилых?

– Это чисто мои мысли, не проект даже! Создать гостиницу с медицинских персоналом, где пусть и на платной основе, но можно было бы под присмотром оставить своих пожилых родственников. Не подумайте, пожалуйста, не сплавить их, не избавиться! Ведь ситуации бывают действительно разные!

– Вот вы сами сейчас сказали, что к вашим пациентам нужен особый подход. А врачи, особенно молодое поколение, могут его найти?

– В нашем госпитале коллектив стабильный, но многие сотрудники пенсионного возраста, конечно, уходят. И приходят молодые. А у них отношение совсем другое. Да, к нашим пациентам нужен особый подход: их нужно уметь выслушать, убедить спокойно, не повышая голоса, с плохим настроением подходить к ним нельзя. Старшее поколение врачей и медсестер это все понимает, а молодежь другая. Приходится учить. Я вот, например, говорю: а вы представьте на месте пациентов ваших бабушек и дедушек. Они старенькие, плохо видят, плохо слышат. Вам трудно разве повторить лишний раз? Те, кто хотят работать, и любят свою работу, понимают, исправляются. Остальные уходят. В нашей работе ведь нужно любить пациентов. Если пациент раздражает, то работать сложно. Должно быть взаимопонимание.

– Вы лично чему-нибудь научились у своих пациентов за столько лет работы?

– За 30 с лишним лет я встретила очень много мудрых людей. Это и педагоги, и ученые. Я научилась у них в первую очередь выдержки и терпению. Многие мои друзья мне завидуют, как я могу спокойно реагировать на разные ситуации. А я знаю: пожилые- мудрые и жизнелюбивые, если они чему-то учат или делятся опытом — нужно впитывать, как губка!

«Ульяновск мог быть городом уровня Вены» Далее в рубрике «Ульяновск мог быть городом уровня Вены»Корреспондент РП прогулялась по Ульяновску с архитектором Михаилом Капитоновым и поговорила о том, как городское пространство формирует человеческое сознание Читайте в рубрике «Титульная страница» Пенсионный дисбалансПочему в России решили повысить пенсионный возраст? Пенсионный дисбаланс

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»